Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дневник пользователя cоло одиночества > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — воскресенье, 20 января 2019 г.
Оп, и 3 недели с нового года как и... Jane Toxic 19:26:40
Оп, и 3 недели с нового года как и не бывало. Вот уж я совсем не замечаю, как летит время. Но все ж, я этому и рада. Недели у меня дико загруженные и только вечера более менее спокойные, что не может радовать. Тем временем я до сих пор стараюсь не стоять на месте, вырабатываю в себе ту самую устойчивость. Теперь меня даже и мамка не может довести и все ее попытки тщетны на этот счет. Теперь я кремнем становлюсь не только снаружи, но и внутри. : ) Да и вообще в начале года уже постоянные срачи с ней на фоне того, как ей не нравится Женя - это уже норма и насмешки надо мной у нее это тоже уже норма. Этот новый год я провела с Женей, его родителями, мы много шутили, мы ели вкусную еду, я даже успела забыть, что это такое, обмен подарками, который длился очень долго, это то, что мне не хватало вообще. Веселья и поменьше негатива, родители Жени это из себя просто излучают, за это мне они очень нравятся. Ночь, салюты, приятные поездки по городу на велосипеде, потом с ребятами на даче и то, как мы добирались в метель на дачу, сделало свой день. :)­ Было и страшно, и одновременно радостно повидать своих друзей, а там и баня и купание в снегу, до проруби не дошла. :D­ А на следующее утро, путь домой по дороге на велосипедах, а потом вечерние тренировки. Ну и поход с Вано на концерт вместе с Тимом, и я не забуду о том, как Вано себя вел, буховой Ваня - это страшная сила. Ну а вообще Вано странной существо, которое постоянно не может в себе разобраться и не контролирует свои действия. Мне кажется пытаться лезть ко мне целоваться, лол, и при этом брать советы по поводу того, как подкатить к одной моей знакомой - это ну такое себе. ну это Вано... И особенно всем говорить о том, как он меня когда-то в лесу грел, я думаю, он до конца жизни походу будет об этом говорить всем. Ну а Тим чо, он таким ж стереотипным и скучным оказался, чаще он офигевал от действий Вано в мою сторону, ну и от того, что я пила, он ж у нас такой правильный весь, что выглядит комично. А вообще забавно наблюдать было, как Тим пытался мне тут стереотипы свои навязать, удивляюсь, чо я не срусь с Женей и якобы сплю со всякими мужиками, лол и что Жене расскажет, ну мы с Женей об этом поржем. Ну в общем тут тоже весело, когда я пыталась бывшую натравить на Тима, чтоб они посрались и срач состоялся, и мы вдвоем его стебали просто. Да уж, это было весело. Все новогодние праздники оказались нерабочими и было аж непривычно от того, сколько много свободного времени было. Я до сих пор не забываю про тренировки и новая программа дает свои результаты. Хоть я и до сих пор не могу еще подтянуться, но мне стало проще брать веса тяжелее ну и включение спины во все это дело, а там и проработка внутренней части бедра, которая страдает нереально. Что по результатам, спина имеет уже свой рельеф, но над низом еще работать и работать. Я не люблю приседания, меня бесят эти выпады и я больше люблю работать на руки, но ничего не поделаешь, ноги тоже не обделены и лишь переступая чрез себя работаю и над ними. Нооо... Получаются пистолетики с правой ноги, левая я чувствую какая у меня слабая.
Еще начала готовиться к связкам на скалодроме, за что меня Андрей нещадно там пинает и пытается придумывать новые пытки для меня. Мне сложно после работ и тренировки в зале в скалодроме, я чувствую, как мой организм истощается, то что я слишком резко слила 10 кг, у меня на это фоне пропали женские дни... Врачи мне ничего не говорят, лишь отслеживать, что и как, но спасибо, что не прописали пить гормоны, я б с них сдохла...
Тем временем мы с Женей начинаем понимать на сколько в этом городе тухло и надумываем план, как свалить с этой задницы куда подальше и навсегда. Город загибается цены на все растут, а народ сваливает, часть моих друзей уже слилась куда подальше и как-то так выходит, что у меня если и есть знакомые, там друзья, то у Жени вообще нет друзей и даже по мужской своей части он рассказывает мне, даже паять научил от безысходности, может мне и понадобиться этот навык, но я хз... :D­
Ну а дни мои проходят вообще слишком спокойно. Работа, отдых маленький, тренировка, работа, еще работа и скалодром время от времени и так почти каждый день и возмжность выспаться в выходные. Ну и по вечерам вообще ничего особо не хочется делать, даже ни с кем не общаюсь уже из своих старых знакомых. Я б и рада, куда свалить временно, но это выйдет очень дорого. Так что походу так и придется дальше истязать себя всем этим, что у меня сейчас есть, потихоньку подкрадываясь к весне и приключениям. В планах у нас искатать пол России на мотоцикле, к чему мы готовимся. Женя подарил мне нормальный шлем, а я ему интеркомы, по которым сможем связываться в дороге без проблем. Самое забавное, что Женя сам у меня скинул нехило, при этом просто лишь из-за того, что по моему режиму, мы не жрем на ночь. Был 81 летом, стал 74. Я, конечно, горжусь им, что тут сказать. Куда и я, туда и он :D­ Подробнее…­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­
Вирт Riaz 15:37:00
Не откажусь от вирта в личку
the hardest part is letting go dreams миротворeц 00:51:28

take me to church


­­


Надо ложиться раньше, но почему-то именно сейчас я подумал о том, что случится, если мы закончимся.
Я имею ввиду насовсем, навсегда, в этом мире. В том мире, где мы столкнемся, скажем "извини", разойдемся. В мире, где нам сорок или тридцать девять, где нас не существует, а есть только обрывки воспоминаний, о которых мы изредка говорим своим друзьям или вспоминаем наедине с собой. Я подумал о том, что в какой-то момент я не сделаю тебе блинчики с утра, ты не сваришь мне кофе и мы не сядем на заднее сиденье машины. Я подумал, что вся история о матери фсбшнице и папе рыбке окажется такой же сказкой, которой она видится сейчас. И я подумал о том, насколько же разъебаным тогда окажется мир, если все это закончится, а потом внезапно спустя двадцать лет всколыхнется и умрет в зародыше не случившихся надежд.

Я загрустил, потому что вдруг действительно испугался времени.
Испугался того, сколько мы с тобой рядом, и почему вдруг цифры только увеличиваются. Я имею ввиду, что когда полтора года это уже серьезно, то уж говорить о трех, пяти, десяти? Как будто чувства не умирают, как будто люди не охладевают друг к другу, как будто они и вправду.. И вправду что? Могут любить друг друга? Сколько? Когда любовь останавливается, когда перестает существовать, когда ты просишь свою девушку с длинными волосами постричься? Когда ваши отношения - это кошка, которая умерла и ее нужно похоронить, но ты все еще цепляешься и любишь этот теплый труп на батарее? Я никогда не боялся расставаться. Мне было сложно, больно, трудно, невыносимо, но я никогда не боялся кого-то потерять взаправду. Или меня не боялись, и я точно также не боялся в ответ.

Но почему-то в этот момент я одновременно испытал и страх, и восторг.
Я испугался времени без тебя, когда ты станешь воспоминанием и тебя не будет нигде на Земле, но одновременно пропустил сквозь себя все то, что испытывал к тебе когда-то и испытываю сейчас. Я понял, что это - нежность. Когда я сказал, что на твой стороне, что я поддерживаю тебя, о боже, ты так улыбнулся и меня прошибло гребаное осознание того, что это осталось прежним. Когда мы выходили из перехода почти три года назад и я сказал, что у тебя карие глаза. Когда ты смотрел на меня и держал за руку. И сколько бы я не искал ответы в себе, я чувствую их в тебе. И мне кажется, что пока ты что-то чувствуешь, ты должен дать этому шанс.

Потому что когда-нибудь (возможно) ты скажешь "я не знаю". Потому что когда-нибудь (возможно) это станет воспоминанием, а мы с тобой нигде, никак, никем.
Я подумал, что когда-нибудь что-то прекрасное и светлое может стать ничем.

Я помню в тебе ту одиннадцатиклассниц­у в синем свитере и черной юбке, которая впервые встретила кого-то за всей чередой случайных людей , друзей и любовников, кто стал для нее значимым. Кем-то любимым. Чем-то дорогим и ценным. Действительно ценным. Но слушая тогда твои восторженные рассказы о том, какой он "интеллигентный", "высокий", "как приносит кофе", я и понятия не имела, что когда-нибудь это станет "я ничего не чувствую". И мне жаль, потому что та одиннадцатиклассниц­а разочарована, потому что она потеряла что-то важное внутри себя. Потому что прекрасное для нее закончилось и наступило ничто.



Категории: The dearest people, Nicka, Steve
Позавчера — суббота, 19 января 2019 г.
пересмотреть хоседэм 20:32:38
­teufelin 12 декабря 2018 г. 19:16:30 написала в ­house of the rising sun
­­
­­
Источник: http://georgianna.b­eon.ru/27-675-o.zhtm­l
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
[Montenegro Notes] Pt.5 Mystery Di Het 22:31:21
Снова заметки о Черногории!
Мотивацией к написанию продолжения послужило то, что в процессе перебора архива из ВК (теперь можно получить архив всех данных из ВК, прикиньте) наткнулась на аккаунт девочки, с которой мы были в лагере дважды. И, к моей превеликой радости, она не удалила фотки за 2011 год! Их же я буду активно использовать при написании своих историй. А ещё я нашла в закромах ГРУППУ, посвящённую той смене. Картинка сложилась окончательно.
Эту смену я помню хуже, поэтому меня хватит, наверное, всего на 2 части.

На вторую поездку я потащила с собой троюродную сестру. Мы с ней уже когда-то выезжали в лагеря: наш дебютный выезд состоялся аж в 2007 году.
Что в тот раз, что в этот - я не спала в ночь перед отлётом. Причём я решила устроить себе испытание: не спать ровно до полуночи следующего дня. Мне это удалось: я легла спать аж в час ночи следующего дня (могу, умею, практикую до сих пор :D­ )
Приехали значит, в аэропорт. Проходим регистрацию, все дела... Когда все круги ада были пройдены и мы были готовы пойти на посадку, я заметила знакомое лицо. Да, чёрт возьми, это одна из тех, кто был со мной в прошлом году! Пообщались, вспомнили былые времена.
По приезде на территорию лагеря выяснились интересные моменты:
- лагерь стал настолько популярным, что народу теперь куча и поэтому было решено делить людей на ОТРЯДЫ. Хоспаде, у меня тотальная непереносимость отрядов! Было так кайфово, когда все были одной дружной семьёй...
- с введением отрядов появились и ограничения: нельзя самостоятельно выходить за продуктами/пиццей/г­улять по набережной. Вот тут моей печали не было предела.
- не было всех тех, кто сделал моё пребывание в лагере столь запоминающимся: Алекс, Макс-историк, Настасья... (о ней я забыла рассказать в прошлых постах: эта мадам вела творческие кружки + активно нас фоткала; мы с ней очень хорошо общались). Но зато были некоторые ребята с прошлого года и это придало немного надежды, что смена совсем не скатится в говнище.
- открылся новый корпус! А в основной корпус стало попасть тяжелее: для того, чтобы поселиться туда, нужно было заплатить. Но об этом я ещё расскажу далее.

Решили мы с Настей-подругой, что поселимся вместе в одном номере. До сих пор не понимаю, почему я сразу не поселилась с Настей-сестрой... О, хотите узнать, почему у меня появилась дикая аллергия на это имя?
Короче, спустя несколько дней после приезда к нам приехали ещё две девочки. И, что примечательно, обе Насти. Ну и угадайте, с кем сразу же подружилась моя Настя-сестра? Правильно - с двумя Настями. По итогу имеем Настю-сестру с ещё двумя Настями и с моей стороны ещё Настя-подруга... О УЖАС. С двумя Настями и я общалась, да. Правда, щемили они меня знатно. Но больше всего я злилась на них из-за грёбанного подкидного дурака: эти женщины настолько искусно играли в карты, что я ПОСТОЯННО проигрывала. Ни одна игра мне не далась. А я ведь была чуть ли не мастером...
Это так, небольшое лирическое отступление. В общем, заселились мы. Разместились, поделили кровать между собой. Поняли, насколько же второй корпус не очень. Было нереально ДУШНО!. Окна выходили чисто на южную сторону, что только усугубляло положение дел. Но ладно бы это, вечером мы обнаружили другую проблему: из окон доносилась повсюду музыка и со всех сторон светили ЛАЗЕРЫ. В нашу сторону. Вот такие вот шикарные ночные дискотеки в Черногории.
Через некоторое время я сама пришла к сестре и мы решили скинуться на номер в основном корпусе, чтобы и жили вдвоём, и от духоты не помирали. Обошлось нам это дело в 50 евро.
Зато когда мы переселились в основной корпус, мы сразу же заметили разницу: чистенький номер, санузел не в хлам, КОНДИЦИОНЕР и вид на море. Что может быть лучше?

Ну а теперь побольше о личностях, которые мне повстречались уже в новую смену.
И как же мне не рассказать про свой летний "роман"! О нём в самую первую очередь.
На мою беду понравился мне один парень. Звали его Егором. Было ему на тот момент лет 17. Простенький такой парень с виду.
Познакомились мы с самый первый день смены. Сидела я как-то на общем собрании и он там не то шутил, не то спросил что-то... Были ещё с ним другие парни. Вспомнила только лишь второго его товарища - Серёжу. Потом в их компании появился ещё один довольно заметный в наших кругах парень - Дэвид (я про него как-нибудь расскажу, если вспомню). Ну и ещё несколько товарищей.
С этой компанией я сразу нашла общий язык. Видимо, на мне сказалось "дворовое" воспитание и постоянное общение именно с парнями. Постепенно начала интересоваться Егором. Из всей компании он мне понравился почему-то больше всех. Ну вот не знаю, почему. Может, он мне напоминал моего товарища, в которого как-то тоже поимела смелости влюбиться? А вообще у меня была какая-то совсем противоречивая ситуация: я искала себе парня, похожего на меня (и за всё время был только один такой!), но в итоге почти каждый, кто мне нравился, был слегка смуглым, темноволосым и ни разу не похожим на меня. Противоположности, мать их, притягиваются...
С этим Егором было несколько историй:
1. Егор хорошо знал 3Ds Max. Собственными усилиями он инициировал мини-кружок по этой программе. Знала бы я тогда, что эти знания мне потом пригодятся :D­
В общем, ходила я на его мини-кружок. Он показывал основные инструменты, как делать примитивные фигуры, какие модификаторы имеются и т.д. Всё, чему мы научились с товарищами на этом кружке - делать восхитительные пончики :D­ А Серёга даже сделал надпись из этих пончиков. Просто без комментариев.
2. Как-то раз Егор рассказал мне рецепт "мощного энергетика", который по эффекту ничем не уступает любому другому энергетику. Рецепт такой: берётся Спрайт, пара пачек айс-кофе и вроде как Несквик. Все сыпучие ингредиенты добавлялись в бутылку и тщательно взбалтывались. Получалась какая-то непонятная жижа, довольно сладкая и странная на вкус. Я пробовала, да. Парни очень часто мешали такой убийственный коктейль, что сильно не нравилось вожатым. Их за этим делом палили, запрещали подобным заниматься. Но они всё равно умудрялись её мешать! Конечно, парни почему-то не понимали, что от колы с кофе их будет ещё жёстче плющить... Но это так, нюансы, которые я познала позднее.
3. В ходе нашего общения он мне поведал о своей религии. Он был сторонником такого направления, как "чёрное христианство" (или чёрное православие, я не помню точно), но суть заключалась в том, что ты должен быть весь такой чистенький и невинный, т.е. никаких женщин, никакого секаса и вообще идите нахер бабы тема отношений довольно тяжела. Так я поняла, что шансов у меня нет :D­
Но ладно бы это. Через неделю приехала в лагерь одна девочка, которая была ещё в прошлом году и молва о ней и её любовных похождениях шла по всему лагерю. В простонародии - шлюхпка. Ну и угадайте, кто на неё клюнул и стал чуть ли не лапать? Вот тебе и радикальный христианин :D­
4. С одним товарищем Егора я тоже хорошо общалась. Он как раз был в числе некой "группы поддержки", которая спонтанно создалась, стоило мне поделиться своей "бедой". В этой же группе была моя сестра и две Насти. Трио Насть подталкивала меня на то, чтобы быть как можно активнее с Егором. Я правда хотела ему понравиться, но не знала, как. Поэтому они меня то наряжали, то давали напутствия, которые мною выполнялись. Но хер там был: Егор был слишком неприступен и в мою сторону не особо смотрел. Кстати, когда я общалась трио, то, чтобы не палиться, они дали ему кодовое имя "Флэшка". Было забавно слушать их вопросы, мол, "А как там у тебя дела с Флэшкой?"
А вот товарищ Егора в моменты моих фиаско поддерживал меня и даже успокаивал. А хреново мне было очень часто... Я ревела ночами, порой бывало так, что мне Егора было тупо жалко (правда, уже не помню, в чём там дело было). Мне было жалко себя, потому что понимала, что меня такую никто не полюбит. Но всё же не сдавалась.
5. Поехали мы как-то под конец смены в Будву. Гуляли, Егор рассказывал кучу интересностей. На рынке и вовсе рассматривал антиквариат (насколько мне помнится, историей он увлекался знатно). Засели в кафешке на площади. Я тогда заказала себе мороженку. Здоровую такую, за 5 евро. Кушала её и Егора слушала. Я правда не помню содержания разговоров, но он много всего умудрялся рассказывать. В свои года он был очень эрудирован и неплохо шарил в различных областях. Это меня в нём и привлекало. После поездки я засела ненадолго у него в номере. Впервые увидела, как он делает массаж (он ещё, чёрт возьми, на массажиста учился! Прям монстр, а не парень!). Рассказывал и об этом тоже. Насколько я помню, мы ещё долго болтали, потом я помчалась спать.
Это была последняя ночь, проведённая с ним. Утром мне предстояло уехать домой... поэтому я попросила его контакты, чтобы списаться с ним. Но отвечал он мне очень долго. И очень неохотно.
Наутро, кстати, у меня заболело адски горло, потому что я в одну харю слопала всё мороженое, ещё и в прохладную погоду :D­
Ах да, фото виновника торжества (он самый крайний слева).
­­
===================­====================­====================­====================­==============
Про весь досуг и других личностей напишу в следующем посте.
Такие пироги)

Категории: Montenegro Notes
Взято: порхай как хуемразь жаль как феминистка umbraya erze 15:58:45

­ПОНТУК 12 июля 2018 г. 22:26:12 написал в своём дневнике ­stay wi h me tonight
тут был большой текст про гендерные и другие стереотипы, но его пришлось удалить, потому что все, что хочется сказать это: проследуйте нахуй со свой примитивной мизантропией несомненно достойной интеллектуального уровня насупленного паренька в футболке с надписью «я русский».
«как смешно когда некрасивые люди пишут о том, что их никто не любит». но совсем не смешно то, что с автором сей цитаты нам приходится жить на одной планете. что вообще есть красота? постоянная трансформация общественных представлений о красивом явно хочет сообщить нам о том, что объективного понятия человеческой красоты не существует, и поэтому красота - это миф, в погоне за которым люди ломают жизни себе и другим. разве общепринятое понятие красоты не равно понятию СТАНДАРТ? хочется ли вам быть стандартом и стоять на витрине кукольного магазина в ожидании покупателя?
очень сложно заслужить хотя бы молчаливое равнодушие склизких кусков человека с инстинктом грызть своими мягкими но ядовитыми зубками все невписывающееся и раздражающее, а заслуживать их одобрение специально и намеренно, уродуя свою личность и тело соответствием стандартам – так это вообще позор. позор и бессильное сожаление тем, кто голодает и умирает ради сорока пяти килограммов и поощрительного взгляда проходящего мимо мешка с дерьмом, считающего себя ценителем женской красоты. позор осуждающим чужой музыкальный вкус – даже самые красивые чарты на ластфм, наполненные мрачным воем и стенаниями забытых героев прошлого в черном и с начесиками, не прикроют всего морального убожества несознательной нетерпимой душонки обернутой в дешевый сарказм и самоутверждение за счет той самой примитивной мизантропии.
позор тем, кто отравляет весь мир зловонием своего гниющего мозга, в котором водят хоровод словечки типа «жируха», «урод», «хач», «малолетка» и «петушок».
ненависть к «неудачникам» и «некрасивым» это всего лишь ваше латентное уродство подсознательный страх того, что однажды роли поменяются и все ваши брошенные камни однажды вернутся и высыплются на вас. так легко почувствовать себя клевым и сильным, после того как кто-то обиженный вами уползает в синяках и слезах. так сложно быть сильным под мрачным взором патриархального большого брата из под набухших век, ощетинившихся ресницами миллиона человеческих жал.
Источник: http://blakblood.be­on.ru/32094-992-porh­ai-kak-huemraz-zhal-­kak-feministka.zhtml­
16:03:56 Зиллион
Получай по ебалу как жириновский.
16:09:44 umbraya erze
аучъ! beontools.000webhostapp.com/bt/christmassmilebeon/12.png
16:13:08 Зиллион
Допиши.
четверг, 17 января 2019 г.
Дожить до психолога.. (часть 2) Мирабель.. 21:06:13
Я задумалась, как бы сформулировать всё чего я хочу от психолога и как вижу ситуацию сама.

Итак, за последние пару лет я помню лишь несколько эпизодов "счастья". Прям искреннего. Я вижу их так явно, потому что они ощущаются как глоток воздуха, а я всё как в ситуации с пожаром. It's fine. Вокруг СО2.
­­

Когда всё началось.. Да как обычно лет в 13. Сёма был первым поворотным событием в моей жизни, ярким переживанием. Его невнимание ко мне вызвало довольно глубокие переживания. Я была расстроена и опечалена. А так же у меня был стереотип, что если долго и сильно кого-то любить, то вы обязательно будете вместе.

Нет, это не так.

Потом период "ранние годы" и там все было не так плохо, всё же были друзья, какие-то переживания, но в целом.. это сближение со многими людьми, аниме, вегетарианство. Начало отношений с Дэном и вера в то, что "ну вот это ТОЧНО моя судьба". Это 14-16 лет.

Разрыв с Дэном, отторжение отношений как таковых.. 2 года ничего. Случайный секс непонятно с кем и непонятно зачем. Идеализирование Сёмы, как светлого и непорочного. Поиск профессии. Отдаление от друзей. Лера и Дима в колледж. Усиленная подготовка к экзаменам.

Вздох. Я сдала! Закончила и поступила. Счастливое лето.

Учеба, учеба, учеба. Резко сужается круг общения. Гораздо меньше мальчиков. Я не чувствую себя красивой или желанной. Мне не перед кем быть привлекательной.
Ещё дальше отдаляюсь от Леры, она заводит отношения.
Дальше от Димы, он хуйней какой-то занимается.
Новые знакомые в универе не такие близкие. Первый год мы почти не общаемся, я усердно учусь чтобы хотябы догнать их.
Страдаю по Сёме всё ещё. Ищу схожих чистых чувств, а любить то некого.

Второй курс - иду в клинику. Начинаю симпатизировать всем мужикам подряд, одиночество даёт о себе знать. Что-то новое это интересно, заставляет меня немного растормошить свой мир. Встречаю Илью. Постепенно моя влюбленность в него растет.

Вздох. Любовь. Я наконец отпускаю образ Сёмы, потрёпанный моими надеждами. Чтобы впечатлить Илью учусь лучше